Череповецкий писатель рассказал, какой была усадьба Гальских в середине прошлого века

2 декабря 2017, 19:47
Культура, Общество

30 ноября в Центральной библиотеке им. В. В. Верещагина состоялся юбилейный творческий вечер и презентация новой книги «Стихи и проза» череповецкого поэта Геннадия Мальцева. Ровесник Вологодской области, Геннадий Герасимович в этом году отметил 80 лет. Родом из Нюксенского района, в Череповце живет с 1946 года. Тогда девятилетний Геннадий со своими родителями приехал в Череповец и… поселился в усадьбе помещиков Гальских. Какой была усадьба в середине прошлого века, Геннадий Мальцев рассказал в повести «Моя Вологодчина», которая вошла в новый сборник. «Голос Череповца» представляет в сокращении несколько глав мемуаров.

«В Череповец (точнее, в совхоз «Комсомолец») мы приехали вскоре после окончания Великой Отечественной войны. В 1946 — 1947 годах завершалось затопление Рыбинского водохранилища, и следы потопа были хорошо видны. В частности, в Череповце мне запомнился оставленный жильцами полузатопленный деревянный дом с поленницей дров недалеко от пристани. А в последующие годы в период половодья односельчанам не раз доводилось наблюдать плывущие вниз по течению гробы. Честно признаюсь, зрелище жутковатое.

Когда мы подъезжали к Череповцу, то обратили невольное внимание на величественный двухэтажный дом (он нам показался дворцом), выкрашенный белой краской, с белыми красивыми колоннами, то есть усадьбу Гальских. Отец сказал: «Здесь мы и будем жить. Место удобное, рядом с городом. Одна беда, леса поблизости нет». Около дома располагалась березовая роща, тянувшаяся метров на 200 — 300 по обе стороны вдоль реки. Поэтому я возразил отцу: «Как нет леса? А это что?» И действительно, в роще, окружавшей барский дом, мы во множестве собирали всевозможные грибы.

При ближайшем рассмотрении роща оказалась прекрасным старинным парком, где росли не только березы, но и более благородные породы деревьев. Усадьба стояла на вершине склона, от нее к реке тянулись живописные пешеходные дорожки, посыпанные песком. Но судьба парка оказалась трагична. Наверное, в 1952 году над совхозом пронесся сильный ураган, который снес крыши с нескольких домов и причинил другие разрушения. Наибольший урон он нанес березовой роще. Примерно 2/3 деревьев были сломаны или вырваны с корнем. Для взрослых это было, кончено, несчастьем. Но нам, ребятне, радость. В то время в совхозном клубе как раз показывали фильм «Тарзан», и мы с ребятами лазали по поломанным деревьям и кричали по-тарзаньи. Второй ураган пронесся рано утром, примерно через два года. Этот ураган довершил разрушение березовой рощи. Окончательно уничтожена старинная роща была уже в наши дни, когда… начали восстанавливать усадьбу Гальских. Все старинные березы были спилены…

Кстати, на одной из старинных, ныне уничтоженных, аллей парка мне, 11-летнему мальчику, посчастливилось отыскать клад — старинный фарфоровый столовый сервиз со сценами охоты. Ныне он считается одним из наиболее ценных экспонатов музея-усадьбы, так как относится к числу немногих сохранившихся вещей, являвшихся собственностью бывших владельцев поместья.

Обнаружить его удалось следующим образом. В послевоенные годы досуг ребятишек никто не организовывал, мы были предоставлены сами себе, то есть все дни проводили на улице и развлечения себе придумывали сами.

В тот раз мы (четверо ребятишек) решили сделать карусель. Устраивалась она очень просто. В землю вкапывался столб, и к нему сверху одним гвоздем прибивалась доска, на которой мы и кружились.

Когда стали копать землю, то наткнулись на какие-то стеклышки. Стали разгребать дальше и вытащили тарелку с картинками на темы охоты. Эмаль от долгого нахождения в земле чуть потрескалась, но сохранность все же оставалась хорошей. Один из мальчиков — Геля Фомин — рассказал о находке своей матери. Мать в свою очередь проинформировала директора совхоза Василия Ивановича Римкуса. Вскоре в совхоз приехали работники музея во главе с директором Корнелием Морозовым. Клад выкопали и увезли. Нам же дали премию 100 рублей на четверых и право бесплатного посещения краеведческого музея, чем я охотно пользовался.

В экспозиции музея были выставлены 4 подноса, несколько тарелок и кувшинчик в виде кукурузы и написано: «Пионеры в районе совхоза «Комсомолец» нашли клад», но фамилий указано не было. Позднее, когда я служил в армии, отец прислал небольшую вырезку из газеты, где указывалось, что обнаруженный клад будто бы владелец усадьбы завещал своей дочери, проживавшей в то время в Германии.

Меня всегда смущала скудость представленных в музее экспонатов. Яма была очень большой, и наверняка столовый сервиз не ограничивался несколькими тарелками, подносами и кувшинчиком. После я неоднократно задавал этот вопрос работникам музея, но вразумительного ответа не получил.

После нашей находки в совхозе началась настоящая эра кладоискательства. Не только дети, но и взрослые почти все свободное время тратили на поиски подземных сокровищ, но больше ничего обнаружить не смогли.

Расскажу о жильцах бывшей помещичьей усадьбы. Оба ее этажа были отведены для проживания рабочих. Все в полном соответствии с песней Высоцкого: «Система коридорная, на двадцать восемь комнаток всего одна уборная».

По обе стороны коридора были устроены небольшие комнаты, сначала мы поселились на первом этаже на северной стороне, затем отцу отвели комнату в крайнем юго-западном углу особняка.

Если на первом этаже жили обычные рабочие совхоза, то второй этаж был отведен для ссыльных. Первоначально там разместили интернированные с Западной Украины семьи, как нам объясняли, предателей родины. Они трудились на свинарниках в тяжелых условиях. Жили также очень бедно и тесно. В одной небольшой комнатке умещалось по несколько семей. На всю жизнь запомнился запах соевого масла, который доносился со второго этажа, на подсолнечное у интернированных просто не хватало средств.

Где-то в 1950-м или 1951 году (еще до смерти Сталина) всех украинцев собрали и сказали, что их увезут в другое место, на сборы дали лишь полдня сроку. Вскоре второй этаж был заселен приволжскими немцами, которые также содержались в строгости, но пользовались несколько большей свободой, чем украинцы. Они были более общительны. С одним пареньком, Виктором Миллером, я даже подружился. В 1957 году немцы получили свободу и уехали на юг. После этого второй этаж также перешел в распоряжение рабочих совхоза.

Дом помещика Гальского мы чаще всего называли «Белым домом». Недалеко от него располагался старинный амбар, признанный специалистами ценным памятником старины. С западной стороны (поближе к реке) находились сарайки, в которых рабочие хранили свои продукты питания и держали скот. Одна из этих сараек принадлежала нам.

С южной стороны рядом с домом проходила проселочная дорога, на которую выходили два крыльца особняка.

Кстати, упомянутая выше дорога в совхозе была не единственная. Вторая улица шла на юг и проходила мимо домов, в которых жила администрация совхоза, а по левую ее сторону стояла внушительных видов конюшня. Названий совхозные улицы не имели.

Вид на реку со стороны усадьбы был изумительный. На якорях стояли баржи, туда-сюда сновали буксирные и пассажирские пароходы самых разнообразных форм и размеров. По фарватеру реки маленькие буксирчики тянули гонки, то есть плоты из бревен. По течению реки, чуть ниже барского дома, там, где заканчивалась березовая роща, располагалась паромная переправа — баржа, к которой сбоку был пришвартован маленький буксир. Паром ходил через каждый час, доставляя на противоположный берег людей, повозки и автомобили. Причаливал он в створе современной улицы Максима Горького.

Кроме того, для пассажиров устроили небольшую пристань выше по течению Шексны, примерно в 1 км от барского дома, в районе деревни Матурино. Туда причаливал пассажирский пароходик «Мга», маршрут которого был более сложным. Он сначала плыл в порт на реке Ягорбе, а затем спускался к пассажирской пристани в районе нынешнего речного вокзала, где имел свой небольшой причал».

Геннадий Мальцев

Другие новости рубрики «Культура»

Сегодня, 10:44
Проект реставрации дома Назарова в Вологде не прошел согласование В Комитете по охране объектов культурного наследия назвали проект плохо разработанным.
11 декабря 2017, 17:04
Археологические находки 2017 года представят в череповецком музее Череповецкие археологи продолжили изучение мезолитической стоянки неподалеку от устья реки Колпь.
11 декабря 2017, 14:31
«Я хочу быть с тобой»: Бутусов уплыл от череповецких зрителей на бумажном пароходе Музыкант с «Наутилусом» в оригинальном составе посетили Череповец впервые за последние полтора десятка лет.
11 декабря 2017, 14:02
Необычная выставка графики открылась в Череповце Художница призналась, что увлечение живописью у неё началось с тихого часа в детском саду.
8 декабря 2017, 16:36
Скульптор памятника Афанасию и Феодосию рассказал историю создания фигур Как оказалось, он даже сомневался, что памятник вообще установят.
7 декабря 2017, 17:57
Северную деревню в ярких красках представит на выставке в Вологде Юрий Коробов Основной символ картин художника — радуга.

Другие новости рубрики «Общество»

Сегодня, 12:34
Приставы информируют череповчан о задолженностях в МФЦ Горожане могут также получить консультацию специалистов ведомства.
Сегодня, 12:06
В Вологде прощаются с Александром Камкиным Траурная церемония прошла в областном драматическом театре.
Сегодня, 11:53
Настроение череповчан тает вместе со снегом Температурные качели на этой недели принес на Вологодчину атлантический циклон.
Сегодня, 11:25
Дальние уголки Вологодчины зимой отрезаны от мира Отсутствие дороги часто оборачивается трагедией.
Сегодня, 10:26
Вологжанин заплатит 70 тысяч рублей за уклонение от призыва Суд, прекратив уголовное дело, назначил крупный штраф.
11 декабря 2017, 19:46
День самого чувственного танца отмечают во всем мире В танго очень важно слышать друг друга и при этом не принято разговаривать, улыбаться, даже смотреть друг другу в глаза.

Другие статьи рубрики «Культура»

Другие статьи рубрики «Общество»

Лента новостей
Rambler's Top100