История «Речи»: 1918–1925. По страницам подшивки

Целый век прожили вместе город и газета. В судьбе газеты и на ее страницах отразилась история страны и Череповца. Мы продолжаем публикацию труда череповецкого историка, писателя, краеведа Михаила Мальцева, посвященного истории нашей газеты. Свое исследование он подготовил к 100-летию со дня выхода первого номера старейшего городского издания.

«Кровожадный враг занес свою подлую руку…»

Давайте еще раз перелистаем подшивку газеты.

В 1918 — 1919 годах (период Гражданской войны) «Коммунист» призывал к защите социалистического Отечества, уделяя особое внимание мобилизации череповчан на оборону Петрограда от войск Юденича. Многие из таких призывов были составлены в виде речовок: «День и ночь помни, что Петроград в опасности. День и ночь думай, как помочь Петрограду».

Вот одна из характерных статей (5 марта 1918 года):

«Все на защиту Петрограда!
Петрограду грозит серьезная опасность. Кровожадный враг занес свою подлую руку над сердцем Русской революции. Товарищи, отсеките эту руку дерзкого врага. Все на защиту красного революционного Петрограда, докажите врагу, что разбивший оковы лучше умрет, чем наденет их вновь. Товарищи, к оружию, с лозунгом — свобода или смерть! Все, в ком теплится искра свободы, все в ряды на борьбу за свободную жизнь!»

Впечатляют и заголовки статей: «Советская Россия в огненном кольце. Воины революции, — народу нужна победа, нужен хлеб. Вперед к победе и хлебу» (22 мая 1919 года). Регулярно публикуются сводки с фронтов Гражданской войны, телеграммы РОСТА, статьи и корреспонденции о помощи тыла фронту, письма череповчан с фронтов.

Поражает детской наивностью опубликованное в «Коммунисте» письмо юного череповчанина (3 июня 1918 года):

«Прошение.
Прошу военный комиссариат взять меня на службу красноармейцем, т. к. очень желаю послужить верой и правдой Советской России. Я сумею постоять и умереть за всю Россию, хотя мне только 16 лет. Александр Млечин».

И дети действительно уходили добровольцами на фронт, о чем мы узнаем из другой статьи, напечатанной 22 мая 1919 года:

«Учащиеся на борьбу с Колчаком.
Недавно из 1 Советской школы 2 ступени за мальчишеские выходки было исключено на год 6 учеников. При монархии за подобные выходки выбрасывали из школ с «волчьим билетом». Наказанные, а вместе с ними и другие ученики поняли, что Советская власть, и наказывая преступников, имеет в виду их благо, что Советская школа несравненно лучше лживой царской школы. И, поняв это, группа учеников добровольно пошла защищать Советскую Россию от наглого монархиста Колчака. Монархические затеи Колчака не удадутся ему, так как мы, учащаяся молодежь, готовы защищать идею Коммунизма, как все здравомыслящие люди. Да здравствует Советская власть! Да здравствует трудовая Советская школа!
Вен. Берков».

«Да здравствует ревтрибунал!»

На самом деле желающих защищать Советскую власть было не так много. Согласно данным статистики, около половины мобилизованных на фронт при первой же возможности бежали. Поэтому особое место в газете отводится работе репрессивных органов, рассматривавших дела «дезертиров» и «контрреволюционеров».

Уже из первых номеров «Коммуниста» мы узнаем, что 16 января 1918 года в Череповце в помещении бывшего окружного суда открылось первое заседание революционного трибунала под председательством И. Семина в составе девяти человек. Во вступительном слове Семин сказал: «Отныне здесь будут судить крестьяне и рабочие, а не губернаторские и генеральские сыновья. Да здравствует Революционный трибунал! Да здравствует европейская революция!» В тот же день первым заслушали дело В.О. Чеснокова, Д.Н. Маркова, председателя Щетинской волостной управы Румянцева и секретаря Невского, обвиняемых в спекуляции. А потом разобрали дело братьев Башиловых, заявивших, что власть военных комиссаров они не признают и будут против них бороться. Братья были признаны врагами народа, лишены всех прав и отданы в каторжные работы.

В сентябре 1918 года по делу коммуниста Костюничева, убитого своими же товарищами, было арестовано 52 ни в чем неповинных заложника (даже не знакомых с Костюничевым), 37 из которых были расстреляны, а остальные оставлены под стражей до очередного подобного инцидента. Об этом также рассказала череповецкая газета, неуклонно доказывая, что советский суд «самый справедливый в мире».

Еще более укрепить жителей города в данном мнении была призвана статья, опубликованная 3 октября 1918 года:

«Национализация домов в Череповце.
Уездный Исполнительный комитет в исполнение декрета о национализации домов утверждает постановление комиссии о национализации домов с постройками, оцененных от 100 тысяч рублей, принадлежащих следующим лицам: квартал № 31-й Г.А. Киселева, Н.И. Ромушина; квартал № 32-й М.М. Лентовской, З.Н. Быковой и A.M. Афанасьева; квартал № 33-й В.И. Милютина, О.Ф. Лобачевой, В. Алферова и Д.А. Златовича. Граждане, имущество коих подвергнуто национализации, обязаны в трехдневный срок представить все документы, относящиеся к владению имуществом; не исполнившие настоящего положения несут тяжкое наказание.
Отдел Городского Хозяйства и Благоустройства».

«С 12-го сего марта улицы переименованы»

Много публикаций традиционно посвящалось городским вопросам.

Например, 30 мая 1918 года вышло сообщение:

«Череповецкий Исполнительный комитет Совдепа оповещает, что ввиду полного переполнения города Череповца жителями, ввиду катастрофического положения продовольственного вопроса в уезде и в городе, ввиду появления заразных болезней (оспы, тифа и др.) всем гражданам, не связанным с г. Череповцом ни семейным, ни служебным положением, намеревающимся остановиться на житье в г. Череповце, — в этом отказывается. Не получат они ни квартиры, ни продовольственного пайка, о чем настоящим и оглашается для осведомления».

Одна из подобных статей сохраняет актуальность и в настоящее время:

«Обязательное постановление № 1948.
В ознаменование 2-летней годовщины свержения самодержавия Череповецкий Губернский Исполнительный Комитет доводит до сведения всех учредителей города Череповца и Череповецкой губернии, а также и всего населения, что с 12-го сего марта 1919 года улицы города Череповца переименованы и впредь они будут называться: Воскресенский пр. — Советский пр., Покровская ул. — ул. Зиновьева, Петровская ул. — ул. Труда, Александровский пр. — пр. Луначарского, Милютинская ул. — ул. Деревенской Бедноты, 2-я Покровская ул. — ул. Р. Люксембург, Благовещенская ул. — ул. Социалистическая, Дворянская ул. — ул. Пролетарская, Источническая ул. — ул. Детская, Заводская ул. — ул. Володарского, Тюремный пер. — пер. Диктатуры, Федосьевская ул. — Красноармейская ул., Коржавская ул. — ул. К. Маркса, Садовская ул. — ул. Энгельса, Крестовская ул. — ул. Ленина, Казначейская ул. — ул. Коммунистов, Сергиевская ул. — ул. К. Либкнехта, Соборный пер. — Красный пер., Северный бульвар — ул. Заря Свободы, Благовещенская пл. — пл. Революции, Соборная пл. — пл. Интернационала, Сенная пл. — пл. Красная, Торговая пл. — пл. имени 25 лет Октября.
Всем лицам и учреждениям предлагается всю корреспонденцию адресовать по новым названиям улиц. Старые названия допускается приписывать в скобках. Городскому отделу хозяйства и благоустройства вменяется в обязанность в двухнедельный срок со дня опубликования настоящего постановления дощечки со старыми названиями улиц заменить новыми. Настоящее обязательное постановление входит в силу со дня его опубликования в местной газете «Коммунист». Тов. Председателя Горисполкома Золотов. Секретарь Новожилов. 11 марта 1919 года».

Большинство перечисленных здесь объектов до сих пор сохраняют революционные названия. И получается, что Череповец, обязанный существованием преподобному Сергию Радонежскому, благословившему своих учеников основать монастырь, из которого вырос наш город, до сих пор лишен улицы, посвященной святому. Поскольку 11 марта 1919 года Сергиевской улице решили присвоить имя немецкого революционера Карла Либкнехта, заслуги которого (в отличие от Сергия Радонежского) перед Россией и тем более перед Череповцом кажутся весьма сомнительными.

«Краеведы развернули поиски крапивы»

После окончания войны «Коммунист» больше внимания уделяет вопросам развития народного хозяйства, предлагая для этого подчас неожиданные решения. Например, 5 апреля 1923 года появилась статья с красноречивым заголовком:

«Каждой губернии — аэроплан!
По почину Москвы в стране развернулось движение за постройку в каждой губернии своего аэроплана. На заседании Губернского экономического совета было принято решение подхватить этот почин. «Губернии, подобные нашей, — говорили экономисты, — с плохо развитыми путями сообщения, с болотистыми, подчас непроходимыми проселочными дорогами особенно нуждаются в специальных средствах связи. А для аэроплана не страшны ни болота, ни полуразрушенные мосты, ни лесные дебри». С 26 июня по 1 июля в Череповце намечено провести Неделю Красного Воздушного флота. Она должна дать толчок, дать средства на два аэроплана для Череповецкой губернии».

Еще об одном новшестве сообщил номер газеты за 5 июня 1925 года:

«С громкоговорителем по деревням.
Череповецким губернским отделением общества «Друзей радио» был сделан агитационный выезд с громкоговорителем в деревню Вауч. Один конец антенны прикрепили к колокольне. И вот раздается голос из репродуктора: «Всем, всем, всем! Говорит радиотелефонная станция имени Коминтерна…» Крестьяне удивляются: «Эка штука, без проводов, а слышно». А одна старушка заметила: «А все ж без Бога не обошлось и тут!» Это она к тому, что один конец антенны был подвешен к колокольне».

Поддержать социалистическое строительство были призваны даже краеведы, которые в 1920-е гг. занимались отнюдь не историческими проблемами (ведь подлинная история, как тогда считалось, началась 25 октября (7 ноября) 1917 года). Они главным образом изучали природные богатства края. Поэтому 30 марта 1924 года «Коммунист» выступил с призывом «Краеведение на службу социализму!»:

«Связь краеведческой работы с задачами социалистического строительства поможет населению выбраться из нищеты», — так решили на организационном собрании Общества по изучению череповецкого края. Краеведы развернули поиски крапивы, осоки, рогоза, употреблявшихся ранее крестьянами для выработки корзин, матов, мягкой обуви, веревок; глины для гончарного производства, красящих материалов, торфа».

Словом, жизнь продолжалась. Причем у нее была вполне четкая цель — строительство «нового социалистического общества».
И газета «Коммунист» всеми силами пыталась помочь гражданам идти «верным курсом».

Михаил Мальцев

Другие статьи рубрики «Общество»

Другие новости рубрики «Общество»

Сегодня, 11:17
Сотни вологжан вынуждены тонуть в грязи Участок сразу двух улиц города уже несколько лет в дожди превращается в месиво.
21 сентября 2018, 19:20
Гидрометцентр опубликовал предварительный прогноз погоды на зиму Как отмечают синоптики, в последние 18 лет прогнозы на холодное время года оправдываются на 58-81%.
21 сентября 2018, 16:44
Школы Вологды начали досрочно подключать к теплу К середине следующей недели тепло подключат во всех школах.
21 сентября 2018, 15:35
200 мешков с мусором собрали на большом молодёжном субботнике в Череповце Участие в уборке прибрежной территории от Октябрьского моста до усадьбы Гальских приняли несколько общественных организаций.
21 сентября 2018, 14:38
Вологжане поздравят с днём рождения писателя Владислава Крапивина Открытки вручат писателю 14 октября.
21 сентября 2018, 13:51
Администрация президента высоко оценила работу вологодских властей с обращениями граждан Теперь опыт Вологодской области по работе с обращениями граждан будут распространен на другие регионы страны.
Лента новостей
Rambler's Top100