«Больных везли на поезде, потом на лодке»

Имя у нее самое простое — Нина Ивановна. И биография, казалось бы, незатейливая, в двух словах можно описать: родилась в деревне, выучилась на медсестру в Вологде, всю жизнь работает по специальности… Но просто все только на первый взгляд.

«Я не знала, что такое отец»

Фотографию, где мама с двумя дочками в ожидании третьего ребенка, сделали для папы: в 1940-м он, раненый, пришел с финской войны. Но передышка оказалась короткой: сразу после выздоровления его снова взяли в армию, а в 41-м началась Великая Отечественная. В 43-м отец, Иван Федорович Жаварцов, погиб, освобождая Белоруссию.

— Я ездила на место его гибели, — говорит Нина Ивановна. — Ничего не нашла, даже село не сохранилось, которое в похоронке значилось. И детство мое прошло только с мамой. Я не знала, что такое отец. Мама моя, Марфа Степановна, героическая женщина: воспитала нас троих, никого из мужчин больше не привела. Труженица великая, все умела, работала не покладая рук, мы с ней даже в войну голода не знали.

Мама поклялась дать детям образование и сделать все, чтобы мы уехали из деревни: очень тяжелая работа, слишком бесправны колхозники.

И она сделала это! Старшая дочь стала бухгалтером и проработала по этой специальности сорок лет, средняя  выучилась на медика, преподавателем в кооперативном техникуме Вологды всю жизнь проработал младший сын.

— Все уже умерли, — говорит Нина Ивановна, и на глаза наворачиваются слезы. Но она быстро приводит себя в порядок, вновь на лице заинтересованность и добрая улыбка.

«Из колхоза не выпустим!»

Вырваться из колхоза в 50-е годы было очень непросто. Нина мечтала стать врачом и поехала поступать в Архангельский медицинский институт. В школе училась хорошо, к экзаменам готовилась тщательно, получила две пятерки и две четверки. Казалось, все складывается удачно.

— Но во время вступительных экзаменов прислали группу парней — готовить врачей для армии, — вспоминает Нина Ивановна. — Вот они над нами издевались! «Вы все учите, — говорили, — а нас и с тройками возьмут». Так и случилось: армии врачи нужны, и мужчины предпочтительнее оказались.

Вернулась Нина в деревню. Что делать дальше?

А ее в райком комсомола вызывают и объявляют: есть такое указание — раз не поступила в институт, должна два года отработать в колхозе как комсомолка. И тут Нина, не слишком боевая девушка, взбунтовалась: «Да я лучше бревна катать пойду в Шексну, а в колхоз не вернусь!» Был тогда в Шексне промкомбинат, где изготавливали щепу для крыш.

— Райкомовцы возмутились. Секретарь по моим тетрадкам в вечерней школе учился, а тут стал грозить, что не даст никуда поступить, что в газету «Вологодский комсомолец» напишут, даже журналистку пригласили. Но я на своем стою: не подчинюсь и статью даже читать не буду! Журналистка так и ушла, не стала писать. А секретарь говорит: «Я окончил шесть классов, в вечерней школе выучился, теперь в высшую партшколу поступать буду». «А меня, — говорю, — мать-колхозница выучила, а ты теперь хочешь, чтобы все ее труды насмарку?»

Нина уехала и поступила в медицинское училище в Вологде. Вступительные экзамены сдала на отлично. Серьезной, ответственной девушке предложили стать старостой в группе. И тут ее нашли неугомонные райкомовцы («Сначала искали по вузам, а потом уже в училище обнаружили»). Секретарь партийной организации медучилища пригласила комсомолку для разговора. «Вот почитай», — говорит.

— Я взяла листок, смотрю — а там такое про меня написано! Я и хулиганка, и грубиянка, и экзамены в институт не сдала! — вспоминает Нина Ивановна. — Я заплакала.

Ну, с экзаменами-то просто разрешилось: была справка с пятерками и четверками. А остальное как опровергнешь?

«Рассказывай, как было», — сказала, глядя в заплаканные глаза Нины, Капитолина Ивановна. Выслушав, дала лист бумаги: «Напиши всю правду». И больше к этой теме никто никогда не возвращался. Нина спокойно доучилась на фельдшера, все экзамены сдала на отлично.

Ее оставляли в Вологде (по распределению нужно было отработать после окончания учебного заведения три года), но…

— Я боялась парней, — признается моя собеседница, — да и мама заплакала: «Выучила всех, а теперь рядом никого». Я и выбрала поселок Шексна, где в то время жила мама. Оттуда меня направили в село Чуровское, в пяти километрах от Шексны.

В Чуровском медпункте Нина проработала один год, потом толкового фельдшера заметили и перевели в Шексну. И когда она, уже замужняя молодая женщина, собралась в Череповец, — согласия на отъезд не дали. Как когда-то в деревне. Как позднее в череповецком роддоме, где тоже довелось работать.

«Это несчастные люди»

— Замуж бы не вышла — уехала бы учиться, — с небольшим сожалением говорит Нина Ивановна. — Мечтала стать терапевтом. Но у врачей заочного образования нет, да и дочку вскоре родила. Беременность тяжело протекала, так что муж о втором ребенке даже речи не заводил. Так и не получилось стать врачом.

Нина Ивановна и жалеет, и не жалеет, что так сложилось: зато у нее была счастливая семейная жизнь, выросла прекрасная дочь («Я не смогла получить высшее образование, а она получила два»), внук Андрей окончил вуз, работает на «Северстали».

И работа своя Нине Ивановне очень нравится.

А работает она медсестрой в психоневрологическом диспансере почти со дня его основания. Сейчас занимается оформлением документов в бюро медико-социальной экспертизы, а начинала медсестрой на приеме. («Я всегда расспрашивала врачей и очень много узнала о психических заболеваниях. Мне повезло: работала с корифеями», — говорит Нина Ивановна и называет много имен: Николай Алексеевич Дергунов, Валентина Леонидовна Веденеева, Валентина Петровна Бутина, Маргарита Степановна Ткачева и другие).

На Руси людей с заболеваниями психики называли душевнобольными, полагая, что у них болит душа. «Сошел с ума, сумасшедший» — чаще говорят сейчас. Таких людей часто боятся или презирают, жалеют или смеются над их странностями. У Нины Ивановны другое отношение.

— Это несчастные люди, — с большим сочувствием и пониманием говорит она о пациентах. — Им очень тяжело в жизни.

И рассказывает их печальные истории. Одна девушка, например, украла платье (есть такая болезнь, клептомания, когда человек не может удержаться и ворует вещи, которые ему не особенно и нужны). Ей присудили полгода принудительных работ, а она сумела сбежать, вышла на железнодорожные пути — и легла под поезд. Или не так давно: девушку не взяли на работу, она пришла домой и в отчаянии выбросилась из окна. К счастью, осталась жива, но переломов множество.

Однажды был случай: приехали к пациенту, а у него нож в руках, огромный.

— Я и говорю: «Николай Александрович, неужели ты меня эдаким чудищем ударишь?» Бросил нож.

Впервые Нина увидела таких пациентов на практике в медучилище («Нас очень хорошо учили, была отличная практика, мы все умели»), когда будущих медсестер привезли в психиатрическую больницу в Кувшиново. («Стоим, жмемся — страшно. Потом в Череповце узнала: их наши медики из изолятора на Данилова, 15 перевозили в Вологду на поезде, потом на лодке — настоящие герои!»)

Однажды, когда Нина Ивановна работала в медпункте в Шексне, пришел к ней инвалид войны, танкист, получивший ожоги на фронте.

— Такую ахинею нес! А мне его в Вологду везти, и никого сопровождающих нет. Но я его не боялась почему-то. Едем в пригородном поезде («колхозником» его называли, раз в сутки ходил), на нас смотрят с жалостью… Довезла, у вокзала уже «скорая» ждала.

Помнит она и первого пациента в детском отделении. «Как, Сергей, чувствуешь себя?» — спросила доктор. «Что-то нет никаких мыслей», — ответил мальчик.

— Я смотрю на него, а глаза действительно какие-то пустые. То ли лекарства так действовали, то ли болезнь так развивалась. Но он быстро стал дефектным, и его перевели в интернат. Сейчас-то лучше лечить научились.

Секрет активного долголетия

Лечить-то научились, но отклонений в психике, по наблюдениям Нины Ивановны, у людей стало больше.

— Мы раньше детей с аутизмом и не знали, даже не преподавали нам это заболевание, — приводит она пример, — а теперь таких деток очень много. Или, например, пожилые люди. Навестила недавно свою добрую знакомую. Она в Вологде в интернате живет — ничего не помнит, никого не узнает. Таких тоже становится больше. То ли оттого, что дома сидят, не двигаются, инертными какими-то становятся в пожилом возрасте, то ли другие причины.

Нина Ивановна — председатель совета ветеранов психоневрологического диспансера. Приглашает бывших коллег на мероприятия, концерты, спектакли, устраивает чаепития («Спасибо главврачу — помогает в организации»).

— Стараюсь шевелить, но не хотят, часто отказываются: «Да нет уж, что-то никуда не хочется». А это плохо для здоровья! — беспокоится председатель. — Надо двигаться, делать что-то, гулять, питаться правильно.

Сама она так и живет. Раньше и в хоре пела, и нормы ГТО сдавала. Многие годы каждое лето — на дачу, после смерти мужа все делает сама. Даже стиральной машиной не пользуется, вручную стирает.

— Питание? Самое простое. Но всегда варю первое, особенно люблю зеленые щи. Из мяса предпочитаю курицу, не ем свинину — жирная очень. Овощи все люблю, салаты постоянно режу. Масло люблю душистое, нерафинированное. Кофе не пью, а чай с удовольствием, по утрам — три маленьких чашечки с топленым молоком.

В 3.30 утра она уже на ногах, в 7.30 — на работе; домой возвращается в пятом часу. Каждую субботу — в баню. Хорошая жизнь!

«Вы все еще работаете?!»

Глядя на нее, особенно на работе, в белом халате, ни за что не угадать, сколько ей лет. Энергичная, подвижная, стройная. Живой взгляд внимательных глаз. Добрая улыбка.

В этом году Нина Ивановна отмечает два юбилея: 80 лет со дня рождения и 50 лет работы в психоневрологическом диспансере. А в следующем году еще один юбилей: 60 лет после окончания Вологодского медучилища.

Иной раз пациенты или их родственники воскликнут: «Вы все еще работаете?!» Нина Ивановна знает, как ответить на бестактность:

— Я им говорю: «Да! Вы дома сидите и пенсию получаете, а я на вашу пенсию зарабатываю». Но такое редко приходится слышать, чаще благодарят.

Да, чаще благодарят. И мы узнали о Нине Ивановне Ручиной из звонка главному редактору Елене Бегляк: родственники пациентов просили рассказать о ней в газете.

Пока разговаривали, ей несколько раз звонили. Бывший коллега пожаловался на давление, и Нина Ивановна успокоила его, напомнила, какое лекарство принять. Позвонили из Вологды — решился вопрос для пациентки. И моя собеседница, попросив разрешения на перерыв, перезвонила, подробно объяснив, какие документы нужно приготовить. («Теперь за каждой справкой в Вологду ездить надо — разве это дело? Люди ведь небогатые, да и здоровье у многих неважное. Вот и стараюсь найти другие пути решения», — прокомментировала). Через несколько минут снова звонок, потом пришла родственница пациента с вопросом… И для всех — спокойный голос, добрые интонации.

— Каждый раз, когда ухожу в отпуск летом (а он у меня длинный — два месяца), думаю: буду увольняться, устала! — посмеивается Нина Ивановна. — А кончится отпуск — и снова иду в диспансер: как без работы-то? Летом ладно, дача, а зимой что буду делать? Спасибо главврачам, что не только не гонят, а еще поработать просят. Я рада, что проживаю такую счастливую жизнь, что помогаю больным и не слышу плохого слова, что люди идут ко мне.

Ирина Ромина

Другие статьи рубрики «Общество»

Другие статьи рубрики «Здоровье»

Другие новости рубрики «Общество»

24 мая 2018, 18:58
В Вологде отреставрируют храм Николы на Горе Проект реставрации готов, но денег на работы пока нет.
24 мая 2018, 18:11
Череповецкие депутаты предложили убрать пивные бары из жилых домов По словам народных избранников, на бары, расположенные на первых этажах зданий, постоянно жалуются череповчане.
24 мая 2018, 17:40
В Вологодскую область придут заморозки Похолодание ожидается 25 и 26 мая в восточных и северных районах области.
24 мая 2018, 15:34
Желающих нет не первый год: власти Череповца отменили конкурс на размещение летних кафе При этом немногочисленные летние веранды при ресторанах пользуются большой популярностью у череповчан.
24 мая 2018, 13:53
Жители некоторых деревень Вологодчины платят штрафы, чтобы попасть домой К населенным пунктам можно добраться только по воде, а реки закрыты не только для рыбалки, но и для моторных лодок.
24 мая 2018, 12:54
Вологодским школьникам рассказали о безопасности на железной дороге Большая экскурсия для школьников прошла на железнодорожной станции в Вологде.

Другие новости рубрики «Здоровье»

24 мая 2018, 16:04
Медсанчасть «Северсталь» приглашает всех за полным спектром стоматологических услуг Врачи-стоматологи медсанчасти «Северсталь» берутся за самые сложные случаи.
23 мая 2018, 13:55
Вологжане стали чаще болеть онкологией Об этом заявили врачи на совещании Общественного совета. Специалисты решали, как сделать более доступной медицинскую помощь пациентам со злокачественными опухолями.
20 мая 2018, 11:56
Ускоритель для лечения онкологии отремонтировали в Череповце Оборудование вышло из строя в октябре 2016 года
17 мая 2018, 11:25
Череповецкие врачи рекомендуют семьям с детьми до 3 лет не уезжать отдыхать на юг В этом возрасте, считают специалисты, самый безопасный отдых — в климатической зоне своего региона.
16 мая 2018, 15:13
Роспотребнадзор сообщил о более 2,5 тысяч вологжан, пострадавших от клещей Более половины обратившихся в медучреждения поймали клещей на дачах.
11 мая 2018, 15:40
Около 400 клещей оказались заражены различными инфекциями на Вологодчине К медикам по поводу присасывания клещей уже обратились больше 1100 вологжан, из них 380 — дети в возрасте до 17 лет.
Лента новостей
Rambler's Top100