Крым: три с половиной года после возвращения

Недавно я вернулась из отпуска: десять дней в сентябре провела в Крыму. Не как турист. Для меня Крым — это малая родина, там прошло мое детство, годы учебы. В Крыму живут две сестры, племянники, внук. Как изменился полуостров за два года?

Долгая дорога к дому

Моя историческая Родина — Вологодская область, Никольский район, деревня Вахнево. Мама с папой привезли нас с сестрой в Крым в 1962 году, когда мне был один год. Поэтому Крым для меня родной, и каждый лопух в селе Белая Скала (где прошло детство) или в Симферополе (где я училась в институте) напоминают мне о юности и молодости.

В последний раз я была в Крыму в мае 2014 года и, конечно, соскучилась. А еще хотелось своими глазами увидеть, как он преобразился за три с половиной года после возвращения домой — в Россию. Впечатления оказались разными.

Все те десять сентябрьских дней, что я провела в Крыму, погода стояла великолепная: плюс 30 градусов, ни ветров, ни дождей. Температура воды в море — плюс 24. Правда, родственники живут не на берегу моря, а в глубине полуострова. Одна сестра — в селе Белоглинка под Симферополем, другая — в селе Белая Скала, в 30 км от Симферополя по направлению к Керчи.

Единственной пригодившейся вещью из всего взятого с собой гардероба стал голубой сарафан, который подружка сунула мне в чемодан в последний момент, на всякий случай. Свитера и брюки так и пролежали.

В Крым прилетела ночью. Путь, признаюсь, был утомительным. От Череповца до аэропорта Домодедово 12 с половиной часов на маршрутке, шесть часов ожидания в аэропорту (вылет задержали, вместо 23.00 мы стартовали в 1.40 ночи), а потом 2 часа 15 минут в воздухе рейсом Москва — Симферополь.

В аэропорту перед вылетом все томящиеся в зале ожидания перезнакомились. Одна дама, ехавшая в Крым к мужу, который строит Керченский мост, принялась мне рассказывать, что в Крыму есть такое природное явление, как Белая скала: выступает из земли, словно стена, высотой 90 метров. И уверяла, что эту скалу красят — иначе откуда такой дивный цвет? Я даже чуть не поверила, хотя все мое детство прошло рядом с Белой скалой. И я точно знаю: ее не красят. Мы даже с зятем по телефону часто шутим на эту тему. «Как там Белая скала?» — спрашиваю я его. «Еще не покрасили», — отвечает. Вот так рождаются мифы.

Итак, мы приземлились. Без пяти минут четыре — то ли утра, то ли ночи. Здание симферопольского аэропорта. Современное, не так давно построенное. Деньги в здание, в благоустройство вложены, это видно, а вот должного содержания явно нет. Это заметно по «чистоте» в туалете, по уже затертым полам в зале, по красивой, дорогой, но неухоженной тротуарной плитке на улице. Территория вокруг аэропорта обустроена продуманно: скамейки, урны, сквер. Вот только руки хозяина не чувствуется. (И не только здесь — в этом я впоследствии убедилась не раз.)

Встречала меня племянница Маша с мужем Колей. Пять минут на такси (поездка обошлась в 300 рублей) — и мы дома, у старшей сестры в селе Белоглинка. К слову, старшая сестра Елена живет в частном доме на ул. Сумской, названной в честь украинцев-переселенцев из города Сумы. В Крыму, как и в Череповце, очень много приезжих (так исторически сложилось) — из Армении, с Дальнего Востока, с Урала, из Вологодской области… В общем, со всего пространства бывшего Советского Союза. Улицы в городах и селах Крыма, сколько я помню, всегда были интернациональными: украинец, русский, армянин, казах — какая разница? Мы в детстве на это не обращали внимания.

«Крым российский — навсегда»

В Крыму я высыпаюсь всегда. Воздух там хоть ложкой ешь. Медовый, с запахами сурепки, бессмертника, грецкого ореха и яблонь, которых у сестры полно во дворе. На участке дом, где живут сестра (муж умер) и дочь с зятем. Во флигельке — сын с невесткой. Места хватает всем. Есть небольшой огород, сад, виноградники. Встаю я рано. И пока домочадцы спят, наслаждаюсь чашкой горячего кофе и общением с собаками. Это Ведя, Лейка и Тобик. Утро во дворе предпочитает проводить и кошка Миса, ее подобрали на улице. С собаками Миса дружна, но если обидят — даст сдачи.

С утра тормошу сестру: поехали в Симферополь. На маршрутке, автобусе или троллейбусе до города ехать 15 минут. Билет в общест-венном транспорте (троллейбус, автобус) стоит 13 рублей, пенсионеры ездят бесплатно. Но Елена стесняется, платит. Водители не любят льготников, видимо, им убытки от перевозки пенсионеров не компенсируют. В Череповце по поводу льготников никто не проявляет недовольства. Берем такси: 300 рублей. Гулять так гулять, я же в отпуске.

Тащу Ленку в центр Симферополя, в свое любимое кафе под открытым небом, в сквере. Заказываем солянку (порция — 230 рублей), крымское вино «Древний Херсонес» (150 г — 180 рублей), «Инкерман» (150 г — 180 рублей), ну и по мелочам. Чек — 830 рублей. Вполне себе череповецкие цены. Внизу чека приписка: «Вознаграждение официанту приветствуется. Но всегда остается на ваше усмотрение». Сдачу отдают до копейки и сразу. В «украинские» времена надо было ждать: официант всегда надеялся, что сдачу не попросят. Людей в кафе мало. Доходы у симферопольцев небольшие (чаще мне называли зарплату в 15 — 20 тыс. рублей), да и работу найти трудно.

Идем к кинотеатру «Симферополь», за ним раскинулся сквер на берегу реки Салгир. Много раз его пытались привести в порядок — и при Украине, и при России. Но результат оставляет желать лучшего. Что увидела? В благоустройство вложены немалые деньги. Всюду новая тротуарная плитка, кованые скамейки, урны, клумбы с ажурными коваными ограждениями, обустроенная набережная. Но в клумбах — чертополох, русло реки с проплешинами земли (его не раз пытались углубить), и вода, простите, воняет. Не чувствуется руки хозяина.

Еще один пример: на центральной улице Симферополя — улице Пушкина — уложили новую плитку, всюду расставили кованые скамейки, фонари-торшеры, урны. На перекрестке с другой улицей хотели выложить звезду, но получилась «астра». Строители не смогли состыковать плитку как надо. Сестра ворчит: мол, нет хозяина в городе, один мэр сменяет другого, отсюда и недоразумения.

Через сквер идем к памятнику Екатерине II, установленному недавно. Здесь порядок. Площадка выложена дорогой плиткой. По периметру из решеток бьют фонтаны, струи воды то поднимаются, то спадают. На радость детворе, которая с удовольствием плещется в фонтанах. Фигура императрицы смотрится монументально. Сзади надпись: «Памятник возрожден в честь воссоединения Крыма с Россией в 2014 году навсегда».

Крымчане с этим утверждением согласны. Патриотов, твердо убежденных в том, что Крым российский и ничей больше, там подавляющее большинство. По крайней мере, я ни разу не слышала, чтобы кто-то из крымчан сказал, что голосовал против присоединения к России или что хотел бы остаться в Крыму «при Украине». Люди себя чувствуют дома, россиянами, защищенными. Во всем чувствуется стабильность, предсказуемость, размеренность жизни. У меня даже сложилось впечатление, что об Украине и ее нынешних проблемах здесь просто не вспоминают, а если и говорят, то снисходительно, как о семье, где не все в порядке. Кого ругают? Бюрократов, очереди в чиновничьих кабинетах. Оформить недвижимость и прочее по российским законам непросто. Крыму явно не хватает профессиональных чиновников, которые делали бы свою работу ради людей.

«Море, море — мир бездонный…»

Приехать в Крым и не увидеть море — абсурд. Для начала мы с сестрой поехали на запад полуострова, ближе к городу Саки (Евпаторийский район). Билет на автобус — 100 рублей, от Белоглинки ехать минут 50. Всю дорогу я глазела по сторонам. Чаще видела пустые поля, вырубленные виноградники. Во времена моего детства весь Крым был покрыт садами и поля были засеяны. Крым ведь аграрный. Помню совхоз «Предгорье». Сады — яблони, вишни, черешни, груши, сливы, персики. Виноградники, поля клубники. Колхоз «Крымская роза», где из чайной розы делали масло, варили варенье. Поля шалфейные, подсолнечные, лавандовые. Бахчи — арбузы, дыни. В советское время почти каждый колхоз и совхоз был преуспевающим. Промышленность была сосредоточена в крупных городах, таких как Севастополь, Керчь.

Сейчас поля чаще пустуют. Но вот я вижу молодые сады яблонь, персиков. «Это частное предпринимательство», — комментирует сестра.

Наконец море. Заходим в комплекс отелей «Морской». Гостиницы на любой вкус. За сутки примерно 1 000 рублей. В сентябре хорошие скидки. Прогулочная зона перед пляжем выложена тротуарной плиткой. Вдоль нее ряд кафе, баров. На обед предлагают лагман, шашлык, самсу. Не хочешь в кафе — сиди на улице за деревянным столом, под навесом. Пляж широкий, песчаный. Море — бескрайний простор. Изумрудно-темное у горизонта, нежно-зеленое, прозрачное у берега. Вода теплая, волны почти нет, вдали плещутся дельфины. Я даже не думала, что в Крыму есть такие просторные пляжи. Это в Ялте и в Алуште тесно, а здесь — моря сколько хочешь.

Керченский мост

Еще один поход к морю мы с сестрой совершили, преодолев расстояние от Симферополя до Керчи, ехать четыре с половиной часа, билет обошелся примерно в 400 рублей. Автобус комфортный, с кондиционером. Автобусы в Крыму почти все новые. Вдоль магистрали много техники. Крым строит дороги, сооружает инфраструктуру, чтобы каждая точка полуострова была привлекательна для инвесторов.

Керчь встретила нас неожиданной провинциальной тишиной. В центре города — пешеходные улицы, как Арбат в Москве. На каждой улице фонари-торшеры в стиле, похожем на питерский. Дома малоэтажные. Людей немного. Встречала нас подруга, которая из Череповца переехала в Керчь и построила там дом. Цены на жилье в Керчи очень высокие (как и в Симферополе). Подруга построила частный дом за 4,5 млн. рублей в центре Керчи. Единственное неудобство — до городского пляжа ехать минут 30. Море роскошное, пляж широкий, свободный. Увидела я и Керченский мост. А ночью, когда мы у подруги пили крымское вино под звездным небом, я услышала приглушенные монотонные звуки: «Бух, бух». «Это под Керченский мост сваи заколачивают, — объясняет подруга. — Керченцы относятся к этим временным неудобствам с пониманием».

К слову, не везде в Крыму недвижимость такая дорогая. Например, в селе Русаковка (километров 70 от федеральной трассы) знакомый купил вполне крепкий дом за 150 тыс. рублей. Другое дело, что никто не хочет ехать в глушь, где хозяйства еще не поднялись, работы нет. То же можно сказать и о вологодской глубинке.

Десять дней пролетели как одно мгновение. Крым мне понравился. Понятный, спокойный, уверенный в себе, чувствующий себя защищенным — Черноморским флотом и всей Россией. Я увидела людей, которые работают, учатся, строят, надеются на то, что Крым будет развиваться, что вновь в нем зацветут вишневые и яблоневые сады. Расцветет и промышленность. В Крыму уже возрождаются уникальные заводы оборонной и атомной промышленности. И перспектива у него одна: возрождение и преуспевание.

Татьяна Ковачева

Другие статьи рубрики «Отдых»

Другие статьи рубрики «Общество»

Другие новости рубрики «Отдых»

18 декабря 2017, 18:51
Роспотребнадзор дал рекомендации по выбору Деда Мороза в ведомстве дали советы, как не попасться на удочку мошенников и не испортить праздник.
13 декабря 2017, 13:50
Вологда в пятый раз станет новогодней столицей Русского Севера Певица Зара и Мария Кожевникова записали видео-приглашение. Они поздравляют горожан и зовут туристов провести рождественские каникулы в областной столице.
12 декабря 2017, 17:58
Новогодние праздники в 2018 году продлятся десять дней Согласно графику, новогодние каникулы стартуют с 30 декабря и продлятся до 8 января включительно.
4 декабря 2017, 12:14
«Рождественская сказка в Вологде» вошла в десятку самых популярных новогодних событий в России Среди первых десяти также Новогодняя ярмарка в Ярославле и Новогодняя ярмарка в Костроме.
17 ноября 2017, 14:20
Россию назвали умеренно опасной страной для туристов Специалисты медицинской компании и консалтинговой фирмы составили интерактивную карту, которая отображает рейтинг каждой страны с точки зрения медицинских рисков и безопасности для туристов.
15 ноября 2017, 15:45
Школьники могут остаться без экскурсий в зимние каникулы С 1 января 2018 года в России начнет действовать запрет на перевозки организованных детских групп автобусами старше десяти лет. Туроператоры к этому не готовы.

Другие новости рубрики «Общество»

18 декабря 2017, 18:24
Из жизни череповецкого ЗАГСа: уже семь лет самые популярные имена — Артём и Софья 18 декабря отмечается 100-летие отделов ЗАГС.
18 декабря 2017, 18:05
В Великом Устюге хотят провести новогодний гей-парад Активист Николай Алексеев хочет провести его 31 декабря.
18 декабря 2017, 17:57
В Россию вернулись снегопады и морозы К середине недели ожидается −3...-8 градусов.
18 декабря 2017, 17:01
Воду в деревне под Череповцом признали непригодной для питья В ней обнаружили повышенное содержание железа и марганца.
18 декабря 2017, 16:27
Череповецкие полицейские выстроили из служебных автомобилей цифру 2018 Так правоохранители поздравили жителей с наступающим новым годом.
18 декабря 2017, 15:08
Людям «группы риска» на Вологодчине рассказали о пожарной безопасности С наступлением холодов, специалисты надзорного ведомства проверяют исправность печного отопления в деревянных домах, в том числе и там, где живут асоциальные личности.
Лента новостей
Rambler's Top100