«Пистолет уравнял людей, компьютер — шахматистов»

Журналист «Голоса...» побеседовал за шахматной доской с Александром Рахмановым — череповчанином, входящим в рейтинг ста сильнейших гроссмейстеров мира.

Дворец металлургов, маленькое помещение шахматного клуба. Я сижу за доской с аккуратно расставленными фигурами, по другую ее сторону — мой собеседник, первый на Вологодчине гроссмейстер Александр Рахманов. Мы начинаем разговаривать, улыбаемся, жестикулируем, шутим. Ловлю себя на мысли: я сейчас в таком же положении, как и многие мировые шахматные умы, — напротив меня Рахманов, между нами шахматная доска, передо мной те самые глаза, в которые обреченно смотрит очередной гроссмейстер, чей король загнан в тупик. Осталось только двинуть первую пешку в бой, и дуэль интеллектов начнется. Я покосился на доску, мой черный король выглядел как-то беззащитно и уныло, хотя не было сделано ни единого хода. Пока мы с Александром беседуем о шахматах, его карьере, о жизни и быте, я порой поглядываю на доску и подумываю: «А не предложить ли ему сыграть партию-другую?»

Александр, хочу поздравить вас с обновлением личного рекорда и 70-м местом в мировом рейтинге гроссмейстеров.

Спасибо. Очень приятно.

Расскажите про ваше первое знакомство с шахматной доской.

У нас дома были шахматы, отец учил меня играть. Пока был маленький, часто играл с ним и его друзьями. У одного, помню, выиграл 26 раз подряд, но на 27-й раз ему удалось прервать серию.

Как вы пришли в шахматы?

Я учился в 10-й школе, мой первый тренер просто ходил по классам с объявлением о наборе в секцию шахмат. Я пришел домой, сказал родителям, что хочу играть, и записался. Клуб назывался «Ровесник». Мне было семь лет.

Когда вы поняли, что с шахматами нужно связать жизнь?

Сложный вопрос. Наверное, лет десять назад, когда я выполнил нормы международного мастера и гроссмейстера. В возрасте около 17 лет я занял 3-е место на чемпионате России, на чемпионате Европы, на чемпионате мира до 18 лет. Это тоже было определенным показателем.

Какими качествами должен обладать человек, чтобы добиться успехов в шахматах?

Вот смотрите, в топ-100 лучших гроссмейстеров мира входят люди с разных стран, континентов. У всех индивидуальный характер и склад ума — свои какие-то особенности.

Но что все-таки объединяет этих людей?

Я могу перечислить стандартный набор — логическое мышление, склонность к анализу, к самоанализу, должна быть творческая жилка и, конечно, работоспособность.

Как проходят тренировки шахматиста? Это только доска, фигуры и задачи, отработка дебютов и эндшпилей?

Шахматная партия условно делится на дебют, миттельшпиль и эндшпиль. На тренировках прорабатываются моменты для каждой части партии. Также существует много книг с упражнениями для различных уровней мастерства, которые помогают отрабатывать принятие решений, тактику, стратегию, общие игровые моменты.

Что, например, отрабатывается в ходе упражнений?

Самое главное — профилактическое мышление. Это просмотр позиции со стороны противника: что он хочет, чему угрожает. Иногда угрозы нужно упредить, иногда игнорировать и действовать по своему сценарию, понимание этого приходит с опытом.

Хоккеисты иногда играют на тренировках в футбол, отрабатывая командную игру в иных условиях, сменив лед на траву. А есть ли у шахмат сопутствующий вид спорта, который позволяет подойти к отработке полезных навыков с другой стороны?

Есть стандартный набор шахматиста, я его так условно называю. Это футбол, настольный теннис и бильярд. На базе многих шахматных соревнований и в гостиницах присутствует определенная инфраструктура — футбольные поля, столы для тенниса, бильярдный стол. Футбол, я считаю, и есть сопутствующий шахматам спорт. В шахматной секции на улице Сталеваров у «Алмаза» у нас было два часа выделенного времени в воскресенье для игры в футбол, иногда пару раз в неделю играли. Что касается настольного тенниса и бильярда, если есть возможность поиграть, я играю.

Александр, что в голове у шахматиста? Он вычислительная машина? Как вы видите мир?

Присутствует определенная профессиональная деформация. Когда ты постоянно в игре, ты все вокруг начинаешь анализировать. Профилактическое мышление неосознанно работает постоянно. Происходит то же самое, что и на доске: к чему-то ты готовишься, а где-то ты игнорируешь и поступаешь по своему плану.

Случалось ли, что профилактическое мышление помогло или спасало в жизни?

Профессиональная деформация: любой вопрос, который вы задаете, я тщательно обдумываю, прежде чем ответить. Навскидку я вам таких моментов не назову, надо вспоминать.

Кто был ваш самый сильный соперник?

Василий Иванчук (№ 23 в рейтинге гроссмейстеров — прим. авт.). Играли в августе прошлого года. Мне удалось его победить. В декабре того же года он стал чемпионом мира по быстрым шахматам. Из первой десятки шахматистов играл вничью с Анишем Гири (№ 9 — прим. авт.) и нынешним вторым номером рейтинга — американцем Уэсли Со, ему я проиграл. Были встречи с гроссмейстерами из двадцатки, тридцатки сильнейших, но всех не помню.

Я внимательно изучил рейтинг гроссмейстеров и выяснил, что в сотне лучших почти половина — из стран бывшего СССР. Получается, что наша старая школа по-прежнему лучшая в мире?

Образно говоря, компьютер сейчас уравнял всех шахматистов, как в свое время пистолет — людей. В СССР была замечательная школа и тренеры, но было сложно добиваться успеха. В сборную шли пятеро лучших, только у них было разрешение на выезд за границу для участия в турнирах. Я на данный момент 70-й в мире и 17-й в России. Если бы сейчас был СССР, мне было бы лучше эмигрировать и искать счастья за рубежом.

Апрельские турниры в Дубае и Цюрихе. Расскажите, как они прошли.

В ОАЭ я бываю регулярно. Там ежегодно проводятся три крупных соревнования. В Дубае я играл уже четвертый раз. Среди соперников большинство были индусы, но я уже научился против них играть. В турнире из 9 партий я взял 5 и 4 сыграл вничью. А в Цюрихе был турнир памяти Виктора Львовича Корчного. В основном играл с европейцами, никаких сложностей не было. Турнир шел 5 дней, из семи партий взял четыре, три сыграл вничью.

То есть суммарно 16 партий — 9 побед и 7 ничьих. А каковы ваши результаты в прошлом году?

Из 85 — 90 партий я проиграл всего четыре.

Александр, теперь несколько личных вопросов. Каков ваш рацион? Чем вы питаетесь?

Нет ничего особенного и специфичного. Во время соревнований мы обычно живем в гостиницах, питание включено. Завтрак, обед, ужин — как у всех людей. Я сова, люблю спать подольше, особенно на турнирах, по 9 — 10 часов, поэтому завтрак иногда пропускаю. Пропускать завтрак и вставать в полдень — нормально для многих шахматистов. Встал, пообедал, в 15 — 16 часов идешь на партию.

Какими языками владеете?

Английским и испанским. Первый учил в школе, второй изучаю, поскольку уже пять лет играю на клубном уровне за команду из Барселоны. Выступаем в чемпионатах Каталонии и Испании.

Я думаю, читательницам «Голоса...» будет интересно узнать, женаты ли вы.

У меня есть девушка. Она живет и доучивается в Архангельске. Поэтому уже почти четыре года я в этом городе частый гость.

Вы сейчас очень огорчили тысячи череповчанок.

Мне жаль.

Александр, спасибо вам за интервью. Еще раз поздравляю вас с рекордом. Желаю продолжать в том же духе!

Вам спасибо за добрые слова.

Тепло попрощавшись и пожелав друг другу успехов в наших нелегких ремеслах, мы поспешили к рабочим местам: Александр к столу с шахматами, а я — в редакцию, к письменному. Два часа я провел в обществе череповецкого гроссмейстера. Впечатления замечательные — спокойный, открытый, дружелюбный собеседник. Только вот я так и не двинул пешку и не предложил гроссмейстеру сыграть партию. Нужно быть последовательным человеком. Если бы я сыграл в тот день с гроссмейстером, а в будущем когда-либо стал беседовать с чемпионом мира по боксу, следовало бы надеть перчатки, подмигнуть ему и сказать: «Ну что, чемпион, 12 раундов?»

Александр Паутов

Другие статьи рубрики «Спорт»

Лента новостей
Rambler's Top100