Видишь, там под горой возвышается крест

История. У подножия Цыпиной горы в Кирилловском районе создают Музей сельского священника

В этом музейном комплексе, возводимом рядом с Ферапонтовом, вместе с церквями, домами и садами воскреснет жизнь старой русской деревни, о которой мы знаем лишь по книгам. Корреспондент «Речи» увидел, как в Цыпино спасают деревянную Русь.

Цыпинская тишина

«А это что?» — с удивлением и возмущением в голосе восклицает директор по развитию Кирилло-Белозерского музея-заповедника Андрей Архиппов, тыча длинным пальцем в растоптанную пачку сигарет, брошенную на цыпинской тропинке. «Наверное, рабочие бросили, — пытается объяснить охранник. — А ведь я говорил им, что здесь курить нельзя, бревна сухие, того и гляди вспыхнет». Андрея Архиппова, с которым мы приехали на цыпинский погост, в сигаретной пачке не только опасность пожара пугает, но и неуважение к святому месту возмущает.

Более двухсот лет в Цыпино живут священники и располагаются церковные службы. Здесь и в советские времена, когда все храмы у подножия горы позакрывали и разрушили, редко селились случайные людей. Каждый второй — священник или из семьи священников. Особая одухотворенность здешних мест, а еще звенящая тишина ощущаются мгновенно. Огромная молочно-белая церковь Ильи Пророка будто повисла над живописным Ильинским озером. Здесь трудно говорить о праздном и хочется перейти на шепот. Идя по мостку, корреспондент «Речи» скользнул ногой в лужицу и хорошо черпнул ботинком, но сырость ощутил лишь по дороге домой. В Цыпино мысли категорически отказывались скатываться к мокрому носку.

Лежащие под навесом старые сухие бревна, возле которых нельзя курить, являют собой разобранную церковь Косьмы и Дамиана, перевезенную сюда из Грязовецкого района. Собственно говоря, по ее поводу мы и приехали в Цыпино. Выделенных меценатом средств хватило лишь на разбор и перевозку уникальной церкви (последней подобной в Вологодской области), а на основные реставрационные работы денег нет. Между тем промедление для бревен, которым более трехсот лет, смерти подобно. Грибок, мох, ветер, влага... Каждый месяц бездействия отдаляет шанс когда-нибудь обрести церковь Косьмы и Дамиана в первозданном виде. Потому-то музейщики и пригласили журналистов в Цыпино рассказать о погибающем памятнике. Чтобы спасти здешнюю тишину и умиротворение, нужно громко бить в набат в надежде на помощь.

«Кто-то может спросить, почему Министерство культуры не дает деньги на реставрацию церкви, ведь Кирилло-Белозерский музей-заповедник носит федеральный статус, — говорит Андрей Архиппов. — Отвечу. Потому что церковь Косьмы и Дамиана официально не признана памятником и документов на нее нет. И сейчас оформить невозможно. БТИ не выдаст паспорт на груду бревен, и признать их памятником культуры тоже невозможно. А когда церковь будет восстановлена, ее можно будет взять на учет и деньги на содержание будут выделяться».

Последняя и единственная

Церковь Косьмы и Дамиана, которая стояла на Леждомском погосте в Грязовецком районе, была построена в XVII или XVIII веке. Ряд особенностей постройки и сама плотницкая манера более характерны для XVII века. «Храм удивителен своей архаичностью, — говорит заместитель директора музея по реставрации Ольга Вороничева. — Эта высокая клинчатая форма характерна для ранних памятников. Церковь очень канонична, в ней различимы первоначальные архитектурные законы православия, которые существовали еще до появления многоглавия. Подлинных образцов такого типа храмов во всей России осталось очень мало, всего четыре. И все они перевезены в музеи. Остальные сгорели». По словам Ольги Вороничевой, из подобных храмов грязовецкая церковь единственная (!) в России, которая дожила до нашего времени на родном месте и не была тронута реставрацией и переделкам.

До начала века двадцатого церковь регулярно подновляли и ремонтировали. В 1940 году храм был закрыт по причине аварийного состояния (согласно документам, он был разрушен на сорок процентов), после чего, вероятно, использовался для хозяйственных нужд. Когда церковь перестала соответствовать и складскому назначению, ее попросту оставили.

В 60-е годы прошлого века в тех краях был ликвидирован целый куст деревень, и глухие места стали еще глуше. Удаленность от сел и деревень (до ближайшего жилого села Сидорово — 20 км), вероятно, спасла церковь от разрушения — ее не сожгли в печах, не разобрали и не переделали в баню. Да и вездесущим хулиганам оказалось затруднительно до нее добираться. Так деревенская церковь и стояла более полувека, пугая забредших грибников и охотников.

Да и как не вздрогнуть, когда в лесном бездорожье, в топкой болотине наткнешься вдруг на величественную церковь высоченного роста, окруженную стеной из деревьев.

Сотрудники Кирилло-Белозерского музея-заповедника занимаются церковью пять лет. Были проведены исследования, решены сложные юридические вопросы, связанные с перевозкой церкви в Кириллов. И, наконец, сама перевозка с предварительным разбором строения отняла много времени и сил. Лес не хотел отпускать церквушку, с которой в буквальном смысле сросся. Заросшую дорогу для проезда приходилось в буквальном смысле пробивать заново. Техника вязла и тонула.

«Как мы туда добирались, никогда не забуду, — с улыбкой рассказывает корреспонденту „Речи“ Ольга Вороничева. — В телеге, привязанной к трактору, нужно было ехать три часа по болоту».

Мы ходим между бревен, лежащих под навесом. Время наделало в них морщин и трещин, но среди бревен немало крепких. Если постучать по ним, услышишь гулкий звук, похожий на бамбуковый. К каждому из бревен прибита крохотная металлическая табличка с цифровым кодом. По нему реставраторы смогут сложить церковь заново, как пазл. Большую часть деревянных конструкций придется заменить новыми бревнами. По приблизительным расчетам, нового материала потребуется порядка 270 кубометров, старого же планируется оставить лишь 33 кубометра. Его-то сейчас и нужно спасать.

«В 2013 году у нас появился спонсор, который вызвался вложить средства в реставрацию какого-нибудь деревянного храма, — рассказывает Ольга Вороничева. — Мы стали искать подходящую церковь. В департаменте культуры Вологодской области нам подсказали, что есть заброшенный храм в Грязовецком районе. Так возникла идея перевезти его на реставрационную базу в Кириллов. Местные жители выступили против, пришлось преодолевать сопротивление. Люди посчитали, пусть лучше храм рухнет и исчезнет, чем его увезут и отреставрируют. Не знаю, что там сыграло. Возможно, боялись потревожить дух предков».

Церковь разобрали и привезли, даже провели на ее месте археологические раскопки, которые дали интересные находки и показали, что церковь во время постройки была выше на три венца, которые за столетия превратились в труху и ушли в землю. В самый разгар реализации проекта грянул кризис, и в 2014 году у спонсора не стало возможности финансировать работы.

«Средства для реставрационных работ нужны не такие большие, работы оцениваются в сумму порядка 17 миллионов рублей, — говорит Андрей Архиппов. — Но медлить нельзя. Этапность работ такова. Во-первых, нужно ставить ангар, в котором можно разложить и изучить бревна, чтобы понять, какие бревна можно отреставрировать, а какие необходимо заменять. Под навесом эту работу сделать невозможно. После этого церковь будет собираться на открытом воздухе и, вероятно, на том месте, которое для нее предназначено. Предварительно необходимо закупить лес. Непростая процедура. Лес нужен особый, реставраторы будут смотреть, чтобы бревна подходили по объему, возрасту и множеству других показателей. Желательно даже, чтобы место и условия произрастания деревьев, а также структура древесины были приблизительно теми же, что и у леса, из которого была построена церковь».

По словам Ольги Вороничевой, реставраторы (специалисты по деревянному зодчеству из Петрозаводска, которые реставрируют Кижи, уже побывали в Кириллове) готовы взяться за объект, если на год будет выделено не менее пяти миллионов рублей. В ближайшее время необходимо найти эту сумму. Представители музея обращаются к меценатам, встречаются с лесопромышленниками (по поводу бревен) и взывают к общественности о помощи.

В гости к сельскому священнику

Церковь Косьмы и Дамиана должна встать на церковище неподалеку от Цыпино, где когда-то стояла деревянная Ильинская церковь. Это будет музей деревянного зодчества под открытым небом и одна из значимых территорий Музея сельского священника. Помимо грязовецкого храма туда перевезут часовню из Кирилловского района, там же планируется установить и еще одну деревянную церковь, которую в данный момент ищут.

«В России существует несколько музеев деревянного зодчества под открытым небом, — говорит Ольга Вороничева. — Но в основном они посвящаются крестьянскому жилищу и быту. Наш музей будет первым, который покажет жизнь сельских священников. Изучение приходского архива показало нам, что в Цыпино представители одной семьи, а именно Бриллиантовы, были священнослужителями на протяжении столетий, начиная с XVII века до 1931 года. Жизнь их была интересной, насыщенной, самобытной. И нам хочется открыть ее людям».

Бриллиантовы имели большой дом и держали уникальный сад. Укрепляли склоны, высаживали аллеи. Согласно составленному проекту, все это планируется восстановить. Даже дом, построенный в начале XIX века. Дом существует по сей день, он стоит в Кириллове и используется в качестве административного здания. Музей много лет поддерживает связь с потомками Бриллиантовых, а потому, когда дом будет восстановлен в Цыпино, экскурсанты увидят множество подлинных вещей и богатую библиотеку знаменитой семьи.

«Жизнь сельского священника в русской литературе и искусстве наделена чертами если не комическими, то сатирическими, — читаем мы в буклете проекта Музея русского священника, вспоминая пушкинского попа из сказки о Балде. — Обыденность же их была полна тягот и забот. Как правило, большие священнические семьи при скудном жалованье главы вынужденно вели натуральное хозяйство, то есть жили тем же трудом, что и прихожане. При этом нужно помнить, что духовное окормление прихода накладывало свой отпечаток: пропуская через себя боли и радости прихожан, венчая, крестя и отпевая их, батюшка наполнялся глубокой житейской мудростью, выделяющей его из общего ряда жителей села».

Авторы проекта планируют воссоздать в музее полную инфраструктуру и сельскую жизнь русской глубинки прошедших веков. Объектов запланировано множество, и в каждом из них посетители будут узнавать новые подобности жизни предков. Хотят восстановить также церковно-приходскую школу, в которой гости воочию познакомятся с дореволюционным образованием. Также будет возведен дом Маркела Инопина, в котором развернется интерактивная выставка крестьянского быта и откроется центр ремесленных занятий для посетителей. В зависимости от того, в какое время приедет гость, ему будут рассказывать о той или иной главной работе-заботе крестьянского календаря — пахоте, сенокосе, уборке урожая и т. д.

Цыпино сегодня — это огромная церковь Ильи Пророка, построенная в 1755 году. Еще в начале нулевых годов храм был большой серой руиной, после реставрации в 2009 году церковь открыли для посетителей и служб. История с этой церковью — красноречивое доказательство того, что задуманное у кирилловских музейщиков обязательно получится. Нужно время и огромные усилия.

Сергей Виноградов

Другие статьи рубрики «Культура»

Другие новости рубрики «Культура»

22 мая 2017, 18:21
Более четырёх тысяч вологжан приняли участие в «Ночи музеев» В этом году мероприятие побило свой собственный рекорд по посещаемости.
22 мая 2017, 15:46
Роспись собора преподобных Афанасия и Феодосия Череповецких планируют завершить к осени Московские специалисты стараются сделать Кафедральный собор преподобных Афанасия и Феодосия Череповецких неповторимым.
21 мая 2017, 16:57
Музейщики будут выяснять, как надгробие Алексея Гальского попало на улицу Луначарского в Череповце Напомним, историческую находку 19 мая передали музейщикам.
20 мая 2017, 18:36
Посещение галереи «Красный угол» в Вологде стало бесплатным Подарок всем поклонникам искусства в честь 870-летия города решила сделать основатель галереи Нинель Комина.
20 мая 2017, 17:20
Богослужение в честь основателя монастыря пройдет в Филиппо-Ирапской пустыни Филиппо-Ирапской пустыни исполняется 500 лет.
20 мая 2017, 11:28
Юрий Башмет перевернул привычное представление вологжан о камерной музыке Единственный российский камерный оркестр, удостоенный «Грэмми», союз смелых экспериментаторов ансамбль «Солисты Москвы» отметил юбилей, и так уж получилось именно на вологодской сцене.
Лента новостей
Rambler's Top100